Февраля 1945 г., 16 час., Ливадийский дворец

Рузвельт: Сегодня заседание будет посвящено политическим делам.

Сталин Я хотел бы чтобы сегодня на совещании были обсуждены следующие вопросы. Допустим ли мы образование в Германии какого-либо центрального правительства или ограничимся тем, что в Германии будет создана администрация, или если будет решено все же расчленить Германию, то там будет создано несколько правительств по числу кусков, на которые будет разбита Германия? Надо выяснить эти моменты.

Вопрос, касающийся безоговорочной капитуляции. Все мы стоим на базе безоговорочной капитуляции Германии. Но он, Сталин, хотел бы знать: оставят союзники или нет правительство Гитлера, если оно безоговорочно капитулирует?

Наконец, вопрос о репарациях, о возмещении Германией убытков, вопрос Февраля 1945 г., 16 час., Ливадийский дворец о размерах этого возмещения.

Черчилль: Я не ответил бы сразу на вопрос - как разделить Германию? я только смог бы лишь намекнуть на то, как ему казалось бы целесообразным сделать это. Но я должен был бы сохранить за собой право изменить свое мнение, когда получил бы рекомендации комиссий, изучающих этот вопрос.

Мощь Пруссии - главная причина всех зол. Вполне понятно, что если Пруссия будет отделена от Германии, то ее способность начать новую войну будет сильно ограничена. Ему лично кажется, что создание еще одного большого германского государства на юге, столица которого могла бы находиться в Вене, обеспечило бы линию водораздела между Февраля 1945 г., 16 час., Ливадийский дворец Пруссией и остальной Германией. Население Германии было бы поровну поделено между этими двумя государствами.

Наконец, имеется вопрос о том, будет ли Пруссия подвергнута внутреннему раздроблению после того, как она будет изолирована от остальной Германии. В Тегеране проводились беседы по этому поводу. Кажется, может быть решен очень быстро один вопрос, а именно о создании аппарата для рассмотрения всех этих вопросов. Такой аппарат должен будет подготовить доклады правительствам, прежде чем правительства примут окончательные решения.

Я хотел бы сказать, что союзники неплохо подготовлены к принятию немедленной капитуляции Германии. Все детали этой капитуляции разработаны и известны трем правительствам. Остается вопрос о том, чтобы Февраля 1945 г., 16 час., Ливадийский дворец официально достичь соглашения о зонах оккупации и о самом аппарате контроля в Германии. Если предположить, что Германия капитулирует через месяц, или через 6 недель, или через 6 месяцев, то союзникам останется лишь занять Германию по зонам.

Сталин: Неясно. Какая-нибудь группа в Германии может сказать, что она низложила правительство, как Бадольо в Италии. Согласны ли будут союзники иметь дело с таким правительством?

Иден: Этой группе будут предъявлены те условия капитуляции, которые уже согласованы в Европейской консультативной комиссии.

Черчилль:Я хотел бы изложить возможный ход событий. Германия не может больше вести войну. Предположим, что с предложением о капитуляции выступят Гитлер или Гиммлер Февраля 1945 г., 16 час., Ливадийский дворец. Ясно, что союзники ответят им, что они не будут вести с ними переговоры как с военными преступниками. Если эти люди будут единственными в Германии, то союзники будут продолжать вести войну. Более вероятно, что Гитлер постарается скрыться или будет убит в результате переворота в Германии и там будет создано другое правительство, которое предложит капитуляцию. В таком случае мы немедленно должны проконсультироваться друг с другом о том, можем ли мы говорить с этими людьми в Германии. Если мы решим, что можем, то им нужно будет предъявить условия капитуляции. Если же мы сочтем, что эта группа людей недостойна того, чтобы с ней Февраля 1945 г., 16 час., Ливадийский дворец вести переговоры, то мы будем продолжать войну и оккупируем всю Страну. Если эти новые люди появятся и подпишут безоговорочную капитуляцию на условиях, которые им будут продиктованы, то не будет необходимости говорить им об их будущем. Безоговорочная капитуляция дает союзникам возможность предъявить немцам дополнительное требование о расчленении Германии.



Сталин: Требование о расчленении - это не дополнительное, а очень существенное требование.

Черчилль: Конечно, это - важное требование. Но он, Черчилль, не думает, что нужно предъявлять его немцам на первом этапе. Союзники должны точно договориться об этом.

Рузвельт: Мне кажется, маршал Сталин не получил ответа на свой вопрос, будем мы расчленять Германию или нет. Я Февраля 1945 г., 16 час., Ливадийский дворец считаю, что сейчас надо решить вопрос в принципе, а детали можно будет отложить на будущее.

Сталин: Это правильно.

Рузвельт: Невозможно в настоящий момент определить границы отдельных частей Германии, весь этот вопрос требует изучения. Но самое важное все-таки решить на конференции основное, а именно: согласны ли мы расчленять Германию или нет? Я думаю что хорошо было бы предъявить немцам условия капитуляции и, кроме того, заявить им, что Германия будет расчленена.

Черчилль: Британское правительство готово принять принцип расчленения Германии и учредить комиссию для изучения процедуры расчленения.

Сталин: Я поставил этот вопрос для того, чтобы было ясно, чего мы Февраля 1945 г., 16 час., Ливадийский дворец хотим. События будут развиваться в сторону катастрофы Германии. Германия терпит поражение, и это поражение ускорится в результате скорого наступления союзников. Кроме военной катастрофы Германия может потерпеть внутреннюю катастрофу в результате того, что у нее не будет ни угля, ни хлеба. Германия уже потеряла Домбровский угольный бассейн, а Рурский скоро будет под огнем артиллерии союзников. При таком быстром развитии событий не хотел бы, чтобы союзники были застигнуты врасплох событиями. Он поставил этот вопрос для того, чтобы союзники были готовы к событиям. Он вполне понимает соображения Черчилля, что сейчас трудно составить план расчленения Германии. Это правильно. Он и не предлагает, чтобы сейчас был составлен Февраля 1945 г., 16 час., Ливадийский дворец конкретный план. Однако вопрос должен быть решен в принципе и зафиксирован в условиях безоговорочной капитуляции.

Рузвельт спрашивает: получат ли немцы от союзников правительства или администрацию? Если Германия будет расчленена, то в каждой части ее будет существовать администрация, подчиненная соответствующему командованию союзников.

Черчилль: Не знаю. Мне трудно идти дальше сделанного заявления о том, что британское правительство готово согласиться с принципом расчленения Германии и учреждением комиссии для разработки плана расчленения.

Рузвельт: Согласен ли Черчилль добавить к статье 12 слова о расчленении Германии?

Черчилль: Готов к тому, чтобы три министра иностранных дел рассмотрели статью 12 в целях выяснения возможности включить слова Февраля 1945 г., 16 час., Ливадийский дворец "расчленение Германии" или другую формулировку в эту статью.

Рузвельт: Молотов, Стеттиниус и Иден должны будут завтра поработать.

Молотов: Задача яcна.

Рузвельт: Следующий вопрос касается зоны оккупации для Франции. Французы хотят получить зону до Рейна. Я хотел бы узнать, думает ли маршал Сталин, что французы не хотят присоединения Рейнской области к Франции?

Сталин: Когда де Голль был в Москве, французы говорили о границе Франции на Рейне.

Рузвельт: выражает изумление по этому поводу.

Сталин: Значит ли это, что, в случае предоставления зоны для Франции, Франция будет четвертой державой, которая будет участвовать в работе контрольного механизма. До сих пор все планы союзников исходили из Февраля 1945 г., 16 час., Ливадийский дворец того, что только три державы будут принимать участие в контрольном механизме.

Черчилль: поскольку это касается британского правительства, оно желает, чтобы Франция участвовала в контрольном механизме. Британское правительство не хочет, чтобы другие страны получили зоны оккупации в Германии. Однако оно не будет возражать, если Бельгия и Голландия пожелают оказать помощь в оккупации Германии без предоставления им особых зон.

Сталин: если союзники предоставят Франции право на участие в контрольном механизме, то в этом будет трудно отказать другим союзным государствам.

Черчилль: Я предлагаю выделить Франции зону из американской и английской зон с согласия Советского правительства.

Сталин: Не возражаю.

Рузвельт: Упущен из виду факт Февраля 1945 г., 16 час., Ливадийский дворец участия Франции в Европейской консультативной комиссии. Он, Рузвельт, предлагает выделить для Франции зону, а все вопросы, относящиеся к участию Франции в контрольном аппарате, отложить. Если контрольный аппарат будет состоять из трех держав, то ему будет легче работать. Если же привлечь Францию к участию в работе контрольного аппарата, то другие страны также могут этого потребовать.

Сталин: согласен с президентом.

Иден:Если будет достигнуто согласие о том, чтобы предоставить Франции зону, то как может Франция осуществлять контроль в своей зоне, если она не будет участвовать в контрольном механизме.

Сталин: Она это будет делать по директивам Англии, которая даст Франции Февраля 1945 г., 16 час., Ливадийский дворец зону.

Иден: Когда он и премьер министр были в Париже, французы настаивали на предоставлении им зоны и места в контрольном механизме. Я хотел бы знать, говорили ли они об этом в Москве.

Сталин: говорили, но им было сказано, что этот вопрос должны решить три державы.

Черчилль, заявляет, что сейчас надо принять только одно решение, а именно, что Советское правительство не возражает против того, чтобы Соединенные Штаты и Великобритания договорились с Францией о зоне оккупации. Следующий шаг будет сделан позднее, при рассмотрении вопроса о будущем статусе Франции.

Рузвельт предлагает пока договориться о зоне для Франции и поручить трем министрам иностранных Февраля 1945 г., 16 час., Ливадийский дворец дел обсудить вопрос об участии Франции в контрольном механизме.

Молотов говорит, что имеется решение Европейской консультативной комиссии об участии в контрольном механизме в Германии только трех держав. Это решение одобрено тремя правительствами.

Рузвельт заявляет, что оно пока еще не подписано.

Молотов отвечает, что, насколько он знает, британское и американское правительства одобрили это соглашение. Советское правительство также его одобрило.

Рузвельт повторяет, что соглашение пока еще не подписано всеми правительствами.

Молотов заявляет, что оно подписано представителями трех правительств в Европейской консультативной комиссии, а сверх того Советское правительство на днях формально одобрило соглашение. Предлагает ли Рузвельт внести в него какие-либо изменения?

Рузвельт Февраля 1945 г., 16 час., Ливадийский дворец отвечает отрицательно.

Иден. Если Франция получит зону оккупации и не будет представлена в контрольном механизме, то как будет контролироваться зона, оккупированная Францией? Англичане не желают принимать на себя ответственность за контроль в этой зоне. Поэтому предлагаю, чтобы министры иностранных дел обсудили вопрос о том, как будет осуществляться контроль во французской зоне.

Молотов отвечает, что если министрам иностранных дел будет дано такое поручение, то они его выполнят. Но он хотел бы напомнить, что Черчилль, кроме Франции, упоминал также о предоставлении зон Бельгии и Голландии и допускал, что Польша тоже может получить свою зону. Черчилль, однако, не требовал участия Бельгии Февраля 1945 г., 16 час., Ливадийский дворец, Голландии и Польши в контрольном механизме.

Сталин говорит, что он, однако, не хочет, чтобы эти страны участвовали в контрольном механизме.

Иден заявляет, что Бельгия и Голландия могут примириться с подчиненным положением в оккупации Германии, но Франция желает получить свою собственную зону.

Черчилль говорит, что маршал Сталин ставил еще один вопрос о правительстве в Германии.

Сталин спрашивает, кончили ли мы с вопросом о Франции. Можно ли сказать, что этот вопрос уже решен?

Черчилль предлагает решить французский вопрос в том духе, что англичане и американцы, с согласия СССР, имеют право предоставить Франции зону оккупации и что министрам иностранных дел поручается выработать Февраля 1945 г., 16 час., Ливадийский дворец условия контроля в этой зоне.

Рузвельт говорит, что он согласен с этим предложением.

Сталинспрашивает, имеется ли в виду предоставить зону оккупации только Франции.

Рузвельт и Черчилль отвечают утвердительно.

Черчилль: Теперь можно обсудить вопрос о правительстве в Германии.

Сталин: Я бы предложил обсудить вопрос о репарациях.

Рузвельт: Согласен. Вопрос о репарациях имеет несколько сторон. Во-первых, малые страны, такие, как Дания, Норвегия, Голландия, также пожелают получить репарации с Германии. Во-вторых, возникает вопрос об использовании германской рабочей силы. Я хотел бы спросить, какое количество германской рабочей силы хотел бы получить Советский Союз. Что касается Соединенных Штатов Америки, то им не нужны Февраля 1945 г., 16 час., Ливадийский дворец ни германские машины, ни германская рабочая сила.

Сталин: у Советского правительства имеется план материальных репараций. К обсуждению же вопроса об использовании германской рабочей силы Советское правительство пока еще не готово.

Черчилль: мы хорошо помним конец прошлой войны. Репарации доставили тогда большое разочарование. От Германии удалось получить с большим трудом всего лишь 1 миллиард фунтов. Но даже и этой суммы нельзя было бы получить от Германии, если бы США и Англия не инвестировали денег в Германии. Англия взяла у Германии несколько старых океанских пароходов, а на те деньги, которые Германия получила от Англии, она построила себе новый флот. Я надееюсь Февраля 1945 г., 16 час., Ливадийский дворец, что на этот раз Англия не столкнется с такими же трудностями. Я безусловно считает, что жертвы России больше, чем жертвы любой другой страны. Он всегда полагал, что вывоз заводов из Германии явился бы правильным шагом. Но я совершенно уверен также, что из разбитой и разрушенной Германии невозможно будет получить такие количества ценностей, которые компенсировали бы убытки даже только одной России. Он сомневается в том, чтобы с Германии удалось брать по 250 миллионов фунтов в год. Англичане в конце прошлой войны тоже мечтали об астрономических цифрах, а что получилось?

Другие страны тоже имеют большие разрушения. Голландия затоплена. Норвегия сильно пострадала. Правда, население Февраля 1945 г., 16 час., Ливадийский дворец их невелико.

Кроме того, что будет с Германией? Призрак голодающей Германии, с ее 80 миллионами человек, встает перед глазами Черчилля. Кто будет ее кормить? И кто будет за это платить? Не выйдет ли, в конце концов, так, что союзникам придется хотя бы частично покрывать репарации из своего кармана?

Сталин: все эти вопросы, конечно, рано или поздно встанут.

Черчилль: если хочешь ездить на лошади, то ее надо кормить сеном и овсом.

Сталин: лошадь не должна бросаться на нас.

Черчилль: Признаю неудачность своей метафоры, и если вместо лошади для сравнения поставить автомобиль, то все-таки окажется, что для его использования нужен бензин.

Сталин Февраля 1945 г., 16 час., Ливадийский дворец: Немцы не машины, а люди.

Черчилль: Согласен. Я за создание репарационной комиссии, которая вела бы свою работу в секретном порядке.

Рузвельт: Думаю наступило время для создания репарационной комиссии по изучению нужд СССР и других европейских стран. Я согласен с тем, чтобы эта комиссия работала в Москве. Я очень надеюсь, что будет возможно восстановить все разрушенное в Советском Союзе. Но он вместе с тем уверен, что будет невозможно покрыть все за счет репараций. В Германии нужно будет оставить столько промышленности, сколько нужно, чтобы немцы не умирали с голоду.

Репарационная комиссия должна состоять из представителей трех держав.

Черчилль: поддерживает это Февраля 1945 г., 16 час., Ливадийский дворец предложение Рузвельта.

Сталин: Учреждение репарационной комиссии в Москве, с чем согласны все присутствующие,- дело очень хорошее. Однако этого мало. Даже самая лучшая комиссия не сможет дать многого, если она не будет иметь надлежащих руководящих линий для своей работы. Необходимо теперь же, на этой конференции, наметить такие руководящие линии.

Он, Сталин, думает, что основным принципом при распределении репараций должен быть следующий: репарации в первую очередь получают те государства, которые вынесли на своих плечах основную тяжесть войны и организовали победу над врагом. Эти государства - СССР, США и Великобритания. Возмещение должны получить не только русские, но также американцы и англичане и Февраля 1945 г., 16 час., Ливадийский дворец притом в максимально возможном размере. Если Соединенные Штаты, как говорил Рузвельт, не заинтересованы в получении из Германии машин или рабочей силы, то могут найтись другие формы репараций, более подходящие для них, например, сырье и т.п. Во всяком случае, должно быть твердо установлено, что право на репарации прежде всего имеют те, кто сделал наибольший вклад в разгром врага. Согласны ли Рузвельт и Черчилль с этим?

Рузвельт: согласен.

Черчилль: не возражаю

Сталин: при подсчете активов, которыми Германия будет располагать для уплаты репараций, надо исходить не из нынешнего положения, а принимать во внимание те ресурсы, которыми Германия будет располагать по окончании войны, когда Февраля 1945 г., 16 час., Ливадийский дворец все ее население вернется в страну, а фабрики и заводы начнут работать. Тогда активов у Германии будет больше, чем сейчас, и государства, о которых с" говорил, смогут рассчитывать на довольно значительное возмещение своего ущерба. Хорошо было бы, чтобы обо всем этом поговорили между собой три министра иностранных дел и затем доложили конференции.

Черчилль: три министра иностранных дел могли бы завтра обсудить вопрос о репарациях и позднее сделать доклад конференции. Ему, Черчиллю, нравится принцип: каждому по потребностям, а от Германии по ее силам. Этот принцип следовало бы положить в основу репарационного плана.

Сталин: предпочел бы другой принцип: каждому Февраля 1945 г., 16 час., Ливадийский дворец по заслугам.


documentbbyqjev.html
documentbbyqqpd.html
documentbbyqxzl.html
documentbbyrfjt.html
documentbbyrmub.html
Документ Февраля 1945 г., 16 час., Ливадийский дворец