А группа продолжала играть

Джон Грегори Бетанкур

(История оркестра)

Байки из дворца Джаббы Хатта-10

(Звездные войны)

* * *

Как группа попала на Татуин Эвар Орбус отложил зачехленный микрофон, потянулся от души всеми восемью щупальцами и смахнул пыль с воз-духозащитных очков под всеми четырьмя глазами яйцеобразной головы.

Наконец-то, подумал он. Я добился успеха. Он медленно оборачивался, глядя по сторонам со своим напитком, неподалеку от космо-порта Мое Айсли. Несмотря на поздний час, повсюду царила суматоха, в которой были и люди, расхаживающие между посадочными площадками, и имперские штурмовики, дроиды и толпы прочих существ с сотен различных миров. В небе ведущее солнце сползало за туманный горизонт, его ведомое А группа продолжала играть солнце следовало за ним. Он чувствовал прилив возбуждения и жгучее желание скорее начать обустраиваться. Эта планета походила на его родной мир больше, чем какая-либо из попадавшихся ему во время путешествий. Он думал о том, как ему будет хорошо здесь.

– Ну и куда тебе это барахло? – вывел его из раздумий грубый голос.

Эвар обернулся. Капитан Хобан, со «Звездной Мечты», дурной репутации, на вид человек, облаченный в сверкающий металлическим блеском комбинезон; он открывал грузовой отсек. Один из его старых обшарпанных дроидов держал большой ящик с надписью на боку: «Эвар Орбус и его Галактический джизз-ансамбль».

Дроид покачнулся вместе с ящиком и А группа продолжала играть чуть было не уронил его.

– Смотри там! – крикнул Эвар.

Он почувствовал, как внутри чувствительные органы скрутило при мыли, что всё, являющееся его инструментом заработка на жизнь, может быть уничтожено бродячей грудой металлолома.

– Следи за этими инструментами! Если сломаешь их, будешь искать замену!

Дроид злобно бипнул.

– Полегче там, – приказал капитан Хобан дроиду.

Он виновато улыбнулся Эвару: – Не о чем беспокоиться, сэр. Мы работаем с такими пенными грузами все время.

И ломаете их? было первой мыслью Эвара. Хотя лучше промолчать, решил он. Продолжая украдкой наблюдать за дроидом тремя глазами, четвертым он озирал окрестности в поисках транспорта.

Погрузочная рампа дока под А группа продолжала играть его ногами затряслась, когда кто-то подошел сзади. Он отошел в сторону, выпучивая один глаз, чтобы посмотреть на новоприбывшего.

Конечно же, это был ортолан Макс Ребо, который играл на клавишных инструментах. Макс оглядел корабль сначала слева, затем справа, потом его шлангообразный нос слегка поморщился, потягивая воздух. Скорее всего, вынюхивая следующую пищу, подумал Эвар.

– Неужто я чую пряную выпечку с парва-ном? – спросил Макс. – Я думаю, что тут неподалеку должен быть ресторанчик. Что по поводу того, чтобы я отлучился и разведал? Сейчас как раз время обеда, знаешь ли.

– Мы поедим, когда доберемся до канти-ны, – невозмутимо ответил Эвар.

Ему постоянно казалось А группа продолжала играть, что мозги Макса находятся в животе.

– Но…

– Ты меня слышал, – он сфокусировал все свои четыре глаза на Максе, который смиренно сглотнул. – Если ты хочешь помочь, сходи и разведай, где там так долго носит Сю и Снита.

– Точно! – Макс заметно воодушевился, – И потом мы покушаем!



Развернувшись, он потопал назад по рампе настолько быстро, насколько позволяли это ему его округлые ноги.

Эвар развернул три глаза обратно на дроида. До, думал он, все определенно выглядит здорово. Сумка была набита кредитками, у него был контракт на шесть месяцев, и здесь наконец благоприятный для жизни климат. Как только они доберутся до кантины, все станет А группа продолжала играть просто прекрасно.

Ну, что же случилось с этим транспортом, который они ему обещали…

С помощью персонального комлинка, оснащенного видеосвязью, он вызвал кантину.

– Да, – ответил битх, складки его рта открылись, демонстрируя кажущийся небольшим рот; он кивал вытянутой безволосой головой в такт музыке, доносящийся откуда-то из помещения.

– Здравствуйте, уважаемый, – сказал Эвар. – Буки Чалмун у вас?

– Нет здесь. Его вызвали по делу.

– Ну, тогда, возможно, это все и объясняет. В космопорте нас не встретил транспорт…

– Мы не бюро путешествий, – существо потянулось за экран, намереваясь отсоединиться.

– Подождите! – взвизгнул Эвар. – Я Эвар Орбус!

– Ну и?

– Эвар Орбус и его Галактический Джизз-Ансамбль. Вы А группа продолжала играть, наверное, слышали о нас?

– Джизз-ансамбль? Нет.

В его голосе промелькнуло отвращение? Эвар яростно засопел, но все-таки сдержал гнев. Если он скажет, что думает, то битх без сомнений отсоединится. Он успокоил себя тем, что про себя обозвал мать битха тысячью оскорблений.

– Ну, некомпетентный работник, – в итоге сказал Эвар. – Скажи своему боссу, что новая группа уже здесь.

– Новая группа? – – битх сделал паузу, сморщив складки губ, затем окликнул кого-то, кого Эвар не мог видеть.

Ему ответили.

Битх опять уставился на Эвара.

– Номер посадочной площадки?

– Седьмой.

– Транспорт скоро будет.

– Спасибо, – довольно сказал Эвар и отсоединился.

Обед, обед, восхитительный А группа продолжала играть обед! Макс, топая по коридору, только и думал, что об обеде. Каждый шаг для него был призывом к столу; каждый запашок звал кушать. Казалось, прошли недели с его последней еды. Если он не будет предусмотрителен, он превратится в пустое место, как Снит. Но даже это Эвар Орбус не заметит, ведь единственной вещью, о которой беспокоился летак, были деньги.

Обед все приближался. Обед, обед, восхитительный обед! И все, что ему нужно было сделать, так это позвать наружу Сю Снутлис и Снита.

Сю отнимет времени больше всех, он знал это. Она всегда долго одевалась. Из-за этого у нее все и А группа продолжала играть затягивалось. Тем, кто ест мало, доверять нельзя, думал Макс, так говорили его предки.

Он постучал в дверь ее номера, переступая от нетерпения с ноги на ногу.

– Да? – раздался из-за двери тонкий вежливый голосок.

– Эт я, – крикнул Маке, – Эвар говорит поторапливаться. Транспорт готов, и надо поесть.

(Если это не заставит ее выйти, то ничто уже ее на это не вынудит.) – Я скоро.

– Поторапливайся, – кинул он напоследок, возобновив путь дальше по коридору.

Обед, обед, восхитительный обед! Он уже почти чувствовал его вкус. Бифштексы из банты, зелень кивип и сок ганнесы. Тушеное мясо, лиловый древесный хлеб и сочные плоды. Жаркое из А группа продолжала играть ярнака, лапша с имбирем и торт из белых семян. Он попробует все. Все, что нужно сделать, – это найти Снита, и дело будет сделано.

Дверь в номер китонака была открыта, так что Макс сразу зашел внутрь. Зачем же тратить время, когда еда ждет? Чем скорее они соберутся, тем скорее они поедят, думал он.

Снит восседал в углу комнаты, его огромная пупырчатая голова покоилась на таких же огромных пупырчатых руках. Рыдания сотрясали его тело. Это был максимальный уровень переживаний, который Макс замечал за ним.

Несчастный низший вид, думал Макс. Эвар держал его голодным все время. За те шесть месяцев, что тот был А группа продолжала играть с группой, Снит, насколько знал Макс, ел всего шесть раз. И каждый раз огромного слизняка. Когда Эвар взял Снита на Овракс IV, брюхо Снита висело так низко, что не было видно ног. Да, тогда это действительно был счастливый китонак, завистливо думал Макс, воображая, сколько поразительной пиши ушло в столь дородное тело. Хотя с тех пор Снит потерял половину своего тогдашнего веса. Одетый только лишь в ярко-красные шорты, он выглядел поразительно стройным для китонака – все еще как груда неровных бугров, но уже как стройная груда бугров.

– Нам нужно, чтобы ты сейчас вышел, – обратился к нему Макс. – Время обедать А группа продолжала играть, – добавил он с радостью.

Это должно подбодрить его, думал он.

Снит перестал хлюпать, что несказанно облегчило Макса, и встал на три широкие округлые ноги. Малюсенькие черные глазки уставились на него из-под массивных пупырчатых бровей.

– Пойдем же, – проговорил Макс, беря его за руку и подталкивая к коридору.

За Сю можно зайти на обратном пути. Что, как будто, кроме него, никто не был голоден? Он чувствовал беспокойные ощущения в утробе. Это было время обеда. Обед, обед, восхитительный обед!

Эвар Орбус стоял перед шестью контейнерами с оборудованием и молча закипал от злости. Где же, во имя тысячи чертей, носит этот проклятый транспорт А группа продолжала играть? Никогда не доверяй битху, злобно думал он. Он имел стычки с ними и раньше. Слух у них, быть может, поострее, чем у него, но это не делало их лучше ни в каком виде. С тех пор как он звонил, уже прошло полчаса. Ему определенно стоит поговорить с вуки насчет этого бармена.

Губы Сю Снутлис злобно меняли форму, продолжая сжиматься то в одной части рта, то в другой. Она держала его под пристальным взглядом с тех самых пор, как двадцать минут назад вышла на улицу.

– Ну и что ты смотришь? – – не выдержал наконец Эвар.

– Макс вытолкал меня, – произнесла она высоким А группа продолжала играть, тонким голоском, – Сказал, что у тебя транспорт уже готов отвезти нас на обед. А тут нет транспорта. Нет обеда. Я могла бы еще отдыхать в номере. Ты знаешь, сколь я болезненна, Эвар. Пустынный воздух плох для моих губ. И для моего горла. И для моих легких.

Эвар вздохнул. Он все знал про ее губы и легкие. Конечно же, она их всех пытается провести. Если бы она не была одной из лучших певиц, которых он когдалибо встречал, а ее контракт не имел бы некоторых особых договоренностей о преждевременном увольнении, он заменил бы ее хоть на первую попавшуюся пустынную блоху А группа продолжала играть.

Как раз в тот момент, когда он уж было собрался отпустить едкий комментарий по поводу ее пресловутых губ и легких, появился и начал снижаться аэротобус, садясь прямо перед ними. На водительском месте сидел битх – возможно, тот самый, с которым он прежде разговаривал, но Эвару никогда не удавалось отличать их друг от друга.

– Я прошу прощения, что мы так задержались, уважаемые господа, – произнес битх, спускаясь вниз.

Он открыл пассажирскую дверь, и еще три битха вышли из транспорта.

– Я попросил товарищей помочь мне. У вас есть багаж?

Эвар чопорно кивнул. Битх знает свое место, без сомнения.

– Наше оборудование вон там, – указал он двумя А группа продолжала играть конечностями.

***

Макс радостно подпрыгивал на сиденье аэротобуса, думая лишь о предстоящей еде. Ему раньше не приходилось страдать голодом часами. Он обернулся к битху по соседству, намереваясь расспросить того об особенностях кухни в кантине, когда битх внезапно вытащил бластер из-под одежды.

– А это еще зачем? – удивился Макс, поворачиваясь, – Эвар, у него…

Макс осекся. Все остальные битхи тоже внезапно вытащили бластеры. Без сомнения, что-то пошло не так. Он сглотнул и почувствовал, как его уши начинают подниматься от страха. Что происходит? Этого было достаточно, чтобы заставить его забыть про обед.

– Руки вверх! – сказал один из битхов. – Быстро! Нам совершенно А группа продолжала играть не хочется привести в беспорядок аэротобус!

Макс незамедлительно подчинился. Сю и Снит последовали его примеру, что он заметил с облегчением. Колебался только Орбус.

– Я не понимаю, – запротестовал он. – У нас контракт!

– У кантины уже есть группа, – сказал битх водитель. – Нам не нужна еще одна.

– У меня контракт…

– Как и у нас, – сказал другой битх.

– И нам его нужно сохранить, – сказал третий.

– Теперь я начинаю понимать, – медленно произнес Орбус.

– А я нет, – сказал Макс в надежде, что кто-то объяснит.

– Помалкивай, Макс, – оборвала его Сю Снутлис.

Макс сердито уставился на нее. Да какое право она имеет приказывать ему помалкивать? Все же Орбус А группа продолжала играть был лидером группы, а не она.

– Итак, – продолжил битх-водитель. – Мы бы хотели устроить вам аудиенцию кое с кем другим. С кем-то очень значительным на том краю Дюнного моря. С неким сарлакком в Великом провале Каркун.

И они засмеялись, как будто это было очень смешно. Макс смотрел на каждого битха по очереди. Он думал, что каким-то образом это означает неприятности. Б любом случае, обед точно откладывается.

То же самое, очевидно, подумалось и Эвару; он внезапно опустил одну конечность, на конце которой вспыхнули выстрелы, он целился в водителя и панель управления. Конечность, должно быть, была А группа продолжала играть фальшивкой, вдруг понял Макс. Он никогда не догадался бы, что там спрятано оружие. Орбус обладал стольким количеством конечностей, кому бы удалось заметить лишнюю?

С жалобным скрежетом аэротобус начал дико рыскать из стороны в сторону без управления. Несколько битхов закричали, паникуя. Сю визжала, а Снит рычал. Эвар выкрикивал указания. Макс плотно зажмурил глаза и попытался подавить тошноту.

С резким, пробирающим до костей звуком, аэротобус во что-то ударился. Макс почувствовал, как весь мир завертелся вокруг него в неистовом танце. Он приоткрыл один глаз и увидел землю, все еще движущуюся – причем прямо над головой. Нет, нет, нет, думал он. Этого не может быть.

Аэротобус А группа продолжала играть стукнулся обо что-то еще раз, затем перевернулся два раза, проехал на крыше еще сколько-то по инерции, и остановился. Все лежали в одной куче на том, что было потолком. Макс проглотил комок в горле, затем попытался встать. Казалось, что равновесие просто отрезало. Он чувствовал, что кабина будто бы все еще двигалась, хотя на самом деле знал, что это не так.

Неожиданно чья-то конечность обвилась вокруг его руки.

– Пойдем же, Макс! – Эвар появился целиком, хватая его.

Макс. постарался сфокусировать затуманенный взгляд на начальнике.

– Чего?..

– Нужно выбираться отсюда! Они собираются убить нас!

Макс внезапно словно очнулся А группа продолжала играть. Да, им нужно было убираться отсюда. Сю Снутлис валялась над Снитом. Он нерешительно поднял ее обмякшее тело. Хоботок Сю обвился вокруг его руки, словно змея. К счастью, она все еще дышала.

Один из битхов поднялся на ноги и смотрел на них в оцепенении.

– Да вы хоть понимаете, что сделали? – он попытался кричать, но голос сорвался. – Мы ведь взяли этот аэротобус напрокат!

– Это не мои проблемы. – Эвар был непоколебим.

Макс увидел, что в двух его конечностях были зажаты бластеры битхов.

– Стой, где стоишь!

Затем один из битхов выстрелил и попал Ор-бусу прямо в бок. Сила выстрела кинула его через А группа продолжала играть салон. Он ударился об стену со шлепающим звуком и сполз на пол, оставляя на стене зеленый след крови. Запах жареного мяса наполнил воздух.

Макс развернулся и побежал, чувствуя голод в самую последнюю очередь.

Сю Снутлис открыла глаза и увидела отблеск дюракрита. Она приподняла голову. Она поняла, что ее несет Макс, а тот бежал по пустынной улице; Снит тащился позади. Она перевела взгляд на бархатистую синюю шерсть и, увидев слезы в глазах Макса, поняла, что все пошло на редкость неверно. Последним событием, которое она помнила, было то, как Орбус стреляет из своей поддельной конечности. Что же произошло?

Затем Макс увидел А группа продолжала играть, что она очнулась, и остановился.

– С тобой все в порядке? – спросил он.

– Думаю, да. Опусти меня.

Макс так и сделал, бросив на нее горестный взгляд.

– Что же нам делать? – задал он вопрос.

– Где Орбус? – тут же поинтересовалась она.

– Мертв, – ответил Макс. – Они застрелили его. Мы побежали.

– Хорошо. Это первая умная вещь, которую кто-либо из нас сделал, с тех пор, как попал сюда.

Она сложила руки вокруг круглой талии, и не спеша начала прохаживаться из стороны в сторону. Макс выглядел так, будто его хватил удар. Снит выглядел столь же потерянно, что и всегда.

– Без Орбуса, – медленно выговорила она, – наш А группа продолжала играть контракт аннулируется. Это ясно как день даже Интергалактической федерации по правам музыкантов.

– Охо-хо-хо, – только и смог выдавить Макс.

– Это значит, мальчики, что мы свободны. Снит, ты теперь можешь делать, что хочешь. Орбус больше тебе не хозяин. Макс, ты теперь можешь сам покупать еду. А я могу петь, где захочу.

Снит сел и оперся о стену.

– Не зовите меня больше Снитом, – – изрек он.

– Что?!! – издала удивленный вопль Сю.

Она слышала в первый раз, чтобы он произносил целое предложение. Обычно он просто стоял и пускал со свистом воздух через огромный нос своими объемными легкими.

– Не зовите меня больше Снитом, – повторил он.

– А А группа продолжала играть как же тебя тогда называть? – спросила она в недоумении.

Он ответил долгой тирадой свистящих звуков.

– Я не могу это произнести, – сказала она ему. – Как насчет того, чтобы придумать тебе по-настоящему крутой творческий псевдоним?

Что-нибудь особенное, что-нибудь потрясающее, чем бы ты гордился?

– Хорошо, – сказал он.

Сю остановилась и задумалась на мгновенье.

– Друпи, – сказала она. – Друпи МакКул. – Хорошо, – согласился Снит.

– У кого-нибудь есть деньги? – задала риторический вопрос Сю и, прежде чем ей успели ответить, продолжила: – Конечно же, нет. Все было у Орбуса. Так что нам потребуются деньги, поэтому нам – нужно работать. Чтобы работать, нам нужно наше оборудование А группа продолжала играть, а наше оборудование там, в аэротобусе. Так что, уважаемые, пойдем.

– Куда? – – осведомился Макс.

– Назад, к аэротобусу, конечно же. Не думаешь ли ты, что мы оставим свое имущество там, не так ли?

– Они подстрелят нас! – скорбно запротестовал Макс.

– У нас нет работы, – напомнила она. – И у нас не будет работы, пока мы не получим наши инструменты. Так в каком это направлении?

Макс указал.

– Пошли, – кивнула она.

***

– Йавы! – – крикнул Макс. Они роились вокруг аэротобуса, как будто он был их собственным. Несколько из них обернулось на новоприбывших, их маленькие желтые глаза слабо светились под коричневыми капюшонами.

– Наше! – крикнул один из йавов А группа продолжала играть; он вытащил маленький бластер и гордо продемонстрировал его. – Не подходите!

– Наше! – крикнула ему Сю Снутлис.

К удивлению Макса, она подошла к нему так, будто его там и не было, и указала на контейнер.

– Видишь? Тут стоит наше имя!

– Ты Эвар Орбус? – йава опустил бластер.

– Он, – она указала на Макса, который, сглотнув, постарался выглядеть авторитетно. – Нам нужны наши контейнеры. Бы оставляете себе аэротобус.

– Купите контейнеры?

– Покупать наше собственное имущество? Не думаю.

– Это мусор!

– Сколько? – – спросила она наконец.

– Пятьдесят кредиток! – выдал йава.

– Пять! – сказала она. – Плюс вы доставите их до нашего отеля.

Йава беспокойно поднял руки и стал предлагать А группа продолжала играть более высокую пену, тогда как Сю настаивала на значительно более низкой. Макс во все нарастающем изумлении наблюдал, как они потратили следующие несколько минут в ожесточенном торге, в конце концов сойдясь на двадцати. Сю заплатила, достав деньги из кошелька, припрятанного в складках юбки.

– Чаевые, – сказала она Максу, заметив его недоуменный взгляд.

Макс покачал головой. Значит, кое-что она от них укрывала. Предполагалось, что чаевые должны делиться между всеми ними.

Между тем йавы уже погрузили контейнеры на грузовые тележки.

– Пойдем, – поторопила Сю, заскакивая на одну из них. – Уходим отсюда, эти битхи могут вернуться в любой момент!

Как группа попала во дворец Джаббы Наконец они А группа продолжала играть решили остановиться в отеле «Башни Мое Айсли», над которым Сю потешалась от души – весь комплекс, за исключением ресторана и фойе, лежал под пустынными песками. Но комнаты были чисты и недороги, да и менеджер обеспечил их багажу сохранность, разместив в закрытом хранилище (Сю в этом убедилась лично), прежде чем они разместились.

Она сидела на кровати, глядя на Макса и Снита (нет, теперь он – Друпи МакКул, сказала она себе), и размышляла над тем, что именно ей делать.

Совершенно ясно, что Мос Айсли был выгребной ямой, одним из худших захолустных городков на наименее гостеприимной планете из тех, что ей доводилось видеть. Пустынный А группа продолжала играть воздух обветривал ей губы и иссушал чувствительные мембраны ее носа и глотки; ей потребуются недели – нет, месяцы, – чтобы адаптироваться. Да, думала она, надо сматываться отсюда как можно скорее. А чтобы осуществить это, ей потребуются деньги. Тут-то и наступал черед Друпи и Макса.

– Нам нужна работа, – сказала она им.

– Нам нужен обед! – высказал Макс свою точку зрения. – Я думаю, тут должно быть обслуживание в номерах.

– Даже и не мечтай, – оборвала его Сю. – Это будет стоить. Мы сами пойдем на ужин. Тут должна быть дешевая забегаловка с самообслуживанием неподалеку.

– Но я голоден уже теперь! – запротестовал Макс.

Сю А группа продолжала играть со вздохом поднялась на ноги.

– Ну, тогда нам пора идти.

Если бы они прождали еще, Макс точно бы заказал еду в номер, несмотря на запреты. А у них не было лишних денег, которые можно потратить на подобные излишества. Она уставилась на Друпи. По крайней мере, хоть кто-то не будет есть. Один из контейнеров содержал в себе запас законсервированных вживую гигантских белых слизняков, которых хватит на несколько лет, судя по темпам, которыми он их поглощал.

Макс подошел к двери, которая открылась автоматически, Сю последовала за ним. Друпи тащился позади, ^аже неплохо будет пойти прогуляться, думала она. Она может начать А группа продолжала играть незаметно справляться по поводу работы. Такое огромное место должно иметь как минимум одну вакансию для певицы, особенно с ее-то талантом.

Хотя это было также и довольно жестокое место, так что ей понадобится зашита. Постепенно в ее голове стал складываться план, как это обустроить, и он был столь умен, что она не выдержала и громко засмеялась. Макс в нетерпении обернулся назад; Друпи даже и не поднял взгляда.

Да, думала она. Она сделает Макса лидером группы. Если что-то и случится, то случится с ним – точно так же, как с Эваром Орбусом. А она займется деньгами. Будет нетрудно договориться с Максом о А группа продолжала играть такого рода разделении полномочий. Вот если он будет прикрывать ее таким образом – что вообще может случиться не так?

Она вытащит их с Татуина, и чем скорее, тем лучше, затем наймет еще несколько музыкантов, и у нее будет группа, с которой будут считаться. Джиззансамбли имеют большой спрос в Галактике. А с ее голосом они вообще никогда не окажутся в упадке.

Макс чавкал отбивной из мяса банты и кивал каждому слову, что говорил высокий темнокожий человек с длинными волосами и усами, сидевший напротив. Как там Сю его представила? Нарун Кутас… искатель талантов для какого-то значительного индивида в пустыне. Чего там! Макс А группа продолжала играть едва обращал внимание на чтолибо, кроме еды, которой был занят. Это же Сю притащила парня, так пусть она развлекает его, пока сам он не закончит есть.

– Джизз-ансамбль, – проговорил Нарун Кутас, поглаживая длинные усы. – Да, пожалуй, что я подыщу вам хотя бы краткосрочное трудоустройство.

– А на кого вы работаете? – осведомилась Сю. – Джабба Хатт. Слышали о нем?

– Нет, – ответил Макс.

Если вся местная кухня такая, то он никогда отсюда не уедет, думал он. Он закончил есть и стал обшаривать стол в поисках пачки салфеток, а когда не нашел, подозвал официанта, попросив его принести ему еще пару порций на А группа продолжала играть добавку.

– У него есть дворец, – продолжил Кутас. – Я как раз подвожу туда кое-какие запасы из города, так что мне будет приятно подвести вас заодно. Я могу организовать прослушивание для вас сегодня ночью, и если ему вы понравитесь, то сможете послать за своими вещами и остаться во дворце.

Мясо банты, думал между тем Макс, приготовлено безукоризненно: сыроватое, сочное и обладает идеальным сочетанием розовых, серых и желтых красок. Даже жир оставлял восхитительное послевкусие во рту, думал он, слизывая его по очереди со всех пальцев. Изумительно вкусно. Он никогда не пробовал ничего столь аппетитного.

Кутас, казалось бы, ждал его ответа. Он что А группа продолжала играть-то пропустил? Сю пихнула его под ребра.

– Это хорошая работа, – шепнула она ему в ухо. – Нам следует согласиться.

– Мы согласны, – просто сказал Макс.

– Как скоро вы сможете приступить? спросил Кутас.

– После обеда, – ответил Макс, откусывая еще и еще. – Прекрасная еда!

– Я встречу вас у отеля.

– Звучит здорово! – Официант поставил перед Максом еще одну тарелку. – Передайте острый соус.

***

– Сюда, – указал Нарун Кутас, указывая на широкий коридор, ведущий из транспортного ангара.

Они припарковались рядом с огромной парящей баржей среди нескольких дюжин разномастных машин.

Сю Снутлис, выйдя наружу, сразу же стала огладываться по сторонам, не скрывая удивления. Поездка к огромной А группа продолжала играть цитадели на обрыве у Дюнного моря оказалось долгой и изматывающей, и она ожидала, что «дворец» Джаббы окажется маленьким палаточным городком. Несмотря на ее ожидания, это был огромный комплекс, оживленный, как имперская торговая база. Она заметила гаморреанцев, йавов, тви'лек-ков, людей, бесчисленных дроидов и даже одного випхида. Она могла сказать определенно – здесь жил кто-то невероятно богатый и могущественный. Весь этот народ позволял сделать вывод, что это на редкость оживленное место.

Она обернулась назад, чтобы удостовериться в том, что Макс и Друпи следовали за ней, – а они, конечно же, следовали – и поспешила за Кутасом.

Боковые двери скрывали за собой складские помещения, офисы А группа продолжала играть и множество рабочих комнат. Она наморщила нос. Впереди дурно пахло – в основном, разлитыми напитками и потной нательной броней, а также чем-то еще наименее приятным.

Они свернули несколько раз – смрад становился все хуже – и вдруг оказались в огромном зале с невысоким помостом. Она догадалась, что необъятная безволосая слизнеобразная туша, разместившаяся на нем, и должна была быть Джаббой Хаттом. Вокруг Джаббы толпились охранники и прихвостни, танцовщицы и охотники за головами, люди, викваи и арконы.

– Это тронный зал Джаббы, – пояснил Кутас, делая величественный жест. Он провел их через толпу к маленькому подиуму для музыкантов, напротив возвышения Джаббы.

– Ваше оборудование будет здесь А группа продолжала играть через секунду. Когда Джабба захочет музыки, он укажет вам. И играйте, как будто ваши жизни зависят от этого – возможно, что так оно и есть.

Сю сглотнула. Это не было тем, что она ожидала. Она повернулась к Максу, чтобы сказать о том, что они уходят, но тот уже подъедал икру с подноса, которого вез на себе маленький дроид Р4.

– Следите за тем, что говорите Джаббе, – тихо пояснял между тем Кутас. – Если вы ему понравитесь, то все в порядке. Если нет – вы можете об этом пожалеть. Я настоятельно рекомендую вам: постарайтесь понравиться ему.

– Ага, – проговорил Макс. – Тут есть еще что А группа продолжала играть-нибудь съестное?

– Тебе поможет любой из обслуживающих дроидов. О! А вот и ваше оборудование.

Другие дроиды уже несли зачехленные инструменты. Один за другим они складывали их. Сю отправилась следить за ними. Не надо думать о том, что сделали бы дроиды с контейнером, в котором были слизняки. И не надо думать о том, что Джабба может опознать их как своих дальних родственников… Лучше об этом и не думать совсем.

Макс набивал утробу, пока дроиды расставляли инструменты. А каждый из проходящих обслуживающих дроидов нес тарелку с новым лакомством, еще более вкусным, чем у прежнего. К тому времени когда инструменты А группа продолжала играть были подключены, у него был полный живот, теплый пряный эль и достаточно припрятанных закусок за органом – – про запас. Потягивая эль, он проверил усилители и предусилители, два раза проверил резонаторы тона и на низком питании проверил гамму звуков, начиная с коротких волн, заканчивая высочайшим ультразвуком.

Необъятный хатт задвигался на своем троне. Большие красно-коричневые глаза секунду смотрели на Макса подозрительным взглядом, затем Джабба издал низкий глухой звук.

– Мой господин приказывает вам играть, – перевел серебристый протокольный дроид.

– Вот оно, – сказал Макс Сю и Другги.

Он ощущал себя очень, очень хорошо. Столь хорошо, что даже и не переживал, когда Сю объявила первую песню – «Лапти А группа продолжала играть-Нек» – вместо него.

Он два раза проиграл вводную часть, ударил по первым нотам, тут и настала очередь петь, появилась Сю, за ней вышел Друпи; они играли так, как будто в мире не осталось ничего, помимо музыки. Духовые звуки трепетали и перекатывались, орган создавал мягкий фон, Сю издавала такие трели, как будто играла для самого Императора. Он ощущал трепещущую вибрацию высоких нот чувствительными ушами, она отзывалась отдельной мелодией в его хоботе, через барабанные перепонки. Это было воистину прекрасно, лучше, чем они играли раньше. Это было почти столь же прекрасно, как и обед этим вечером, и эта игра продолжалась с тем, как А группа продолжала играть они перебирали рифы и мелодии с помощью дюжин вариаций мелодий.

Когда они закончили, на протяжении долгого времени царила гробовая тишина. Макс оглянулся. Разве их представление не было великолепным? Почему никто не хлопает? Все, казалось, только и смотрели на Джаббу. Макс тоже уставился на огромного слизнеобразного хатта. Сю медленно поклонилась, затем Друпи, и Макс, спохватившись, последовал их примеру.

Внезапно громадная туша хатта затряслась от смеха. Огромный и толстый хвост хатта вздымался и падал, вздымался и падал, производя бухающие звуки.

– Мой господин очень доволен, – перевел дроид.

– Тогда мы получили контракт? – просиял Макс Джабба произнес ответ.

– Его Высочайшее Величество рад А группа продолжала играть предложить вам пожизненный контракт, продолжил дроид. ~-А поскольку вы ортолиан и высоко цените еду, то он желает платить вам именно этим образом – и вы, и ваша группа можете есть сколько угодно в обмен на пожизненный контракт.

– Готово! – – радостно крикнул Макс.

Он никогда в жизни не слыхал о такой прекрасной и великодушной сделке. Он посмотрел на Сю и удивился от того, как она на него смотрит.

Джабба заговорил, вновь.

– Продолжайте играть, – сказал дроид. Когда Джабба отвернулся, толпа вокруг него придвинулась ближе, привлекая к себе внимание. Макс заиграл старую песню, из которой Эвар Ор-бус сделал ремейк для исполнения джизз-ансамб-лем А группа продолжала играть. Как заметил Макс, хвост хатта покачивался почти что в такт музыке, но остальные слушатели, казалось бы, не совсем понимали их стиль.

Ну и ладно. Макс выпятил грудь. Он заключил сделку, которой гордился бы любой ортоли-ан. Сколько угодно есть до конца жизни – невероятно! Дома его удаче никогда не поверят.

После четвертого сета Сю Снутлис удалось отвести Наруна Кутаса в сторонку подальше от глаз Джаббы. Она все никак не могла поверить, на что согласился Макс. Играть за еду – что же это за сделка такая? И как же им заработать, чтобы убраться с планеты?

– По поводу сделки… – начала она.

– И правда, она А группа продолжала играть прошла лучше, чем я смел надеяться, – улыбнулся Кутас. – Джаббе на самом деле нравится ваша музыка.

– Это не то, что я имела в виду. Сроки совершенно неприемлемы.

– Но все уже обговорено, – удивился Кутас. – Ты сказала, что Макс лидер группы. Он согласился на предложенный Джаббой контракт. Теперь ты говоришь, что это неприемлемо? Если у тебя проблема, то мне кажется, что ты должна обратиться к Максу Ребо.

– Но я-то всего лишь делала прикрытие из Макса для себя!

– Джаббе не нравится, когда после совершения сделки ее пытаются расторгнуть.

– Но ведь должна быть возможность переговоров!

Кутас подошел ближе. Его голос превратился почти А группа продолжала играть что в заговорщицкий шепот.

– Последняя группа тоже пыталась пересмотреть свой контракт. Джабба бросил их в яму ранкора.

– В яму ранкора?

– В полу перед троном секретный люк. Там Джабба держит большого и прожорливого ранкора… он разобрался с прошлой группой за мгновение. Несколько криков – – и их не стало. И еще – видишь человека вон там?

Он указал на затемненную нишу, где кричащий человек, замороженный в карбоните, висел на стене.

– Да, – выдавила она.

– Он был контрабандистом, который нарушил сделку с Джаббой. Джабба держит его там как напоминание прочим работникам.

– Я понимаю, что ты имеешь в виду, – Сю сглотнула.

Она одарила Макса яростным А группа продолжала играть взглядом, но тот не заметил. Он был полностью занят тарелкой со стейками из банты, которую ему принес дроид.

***

Сю Снутлис оглядела предоставленное ей помещение со смесью досады и отвращения. Как кто-то может подумать, что она будет жить в таком сарае? Постельное белье не было чистым, грязь висела на стенах, а пол был покрыт чем-то темным и липким.

Она обернулась, чтобы пожаловаться на это, но Кутас уже ушел вместе с Максом и Друпи. Она направилась в холл. Они все ушли.

Рядом в готовности стоял дроид, так что Сю подошла и обратилась к нему: – Эй, там! Как тебя…

– МЗД2.

– Мою комнату А группа продолжала играть нужно вычистить.

– Кладовка уборщиков расположена на третьем уровне, комната 212.

– Спасибо. Проинформируй их.

– Это не входит в мои обязанности.

– Ну а какие тогда твои обязанности?

– Ты певица Сю Снутлис?

Сю сделала паузу. С чего бы это дроид ее спрашивает?

– Да, – ответила она с осторожностью.

– Для вас есть сообщение. Оно должно быть доставлено персонально вам.

– Туда, – Сю двинулась назад в свою комнату.

Кто же это мог послать ей личное сообщение? Разве она знала кого-то из этого мерзкого мирка? И что такого может сказать дроид, что может быть столь секретным?

– У меня есть сообщение от госпожи Вала-риан, – начал дроид А группа продолжала играть. – Джабба долгое время является ее соперником, и она ищет дополнительных шпионов во дворце…

Макс едва окинул взглядом комнату и сразу же объявил, что находит ее удовлетворительной. Он ведь заказал помещение, которое было бы расположено поближе к кухне. Его хобот сказал ему о том, что еда располагалась всего лишь в двух дверях отсюда. А теперь, когда желудок начал подавать первые признаки голода, он страстно возжелал подыскать закуску, прежде чем ложиться спать.

– Пойдем, – позвал Кутас Друпи и увел ки-тонака.

Макс счастливо кивнул. Все в одном, на редкость счастливый день. У него была новая работа, у него был пожизненный контракт, и А группа продолжала играть он мог сколько угодно есть. Жизнь прекрасна.

Захлопнув за собой дверь, он, ведомый носом, отправился на кухню. Он должен сначала похвалить шеф-повара за хорошую еду, прежде чем приступать к ней. И пусть не говорит ему, какой десерт ожидает его на следующий день, если они станут друзьями.

***

– Эй, ты, – окликнул его грубый голос. – Ты китонак, верно?

Друпи МакКул медленно поднял голову и уставился на гаморреанского стража, стоящего в дверном проеме его комнаты. Страж смотрел на него.

– Да, – в итоге ответил Друпи.

– Я так и подумал, – страж продолжал смотреть на Друпи.

– И что? – через некоторое время спросил Друпи.

– Я однажды А группа продолжала играть видел других китонаков в глубокой пустыне.

– О, – заинтересовался Друпи.

Когда он вновь поднял взор, гаморреанец уже ушел. Все же полученной информации было достаточно, чтобы заставить его медленный-медленный разум крутиться.

Другие китонаки в глубокой пустыне… интересно.

***

Сю Снутлис смотрела на небольшой кусочек удачи, лежащий на ее кровати. Сначала она намеревалась доложить о предложении госпожи Вала-риан комунибудь из помощников Джаббы на случай, что это могло быть частью какого-то теста. Но с тех пор у нее не было ни капли времени. Один субъект за другим стучался в дверь и предлагал шпионить для «них». После всего у нее было шестнадцать предложений А группа продолжала играть работать за вознаграждение на шестнадцать группировок. Каждый оставил «незначительную предоплату» за ее услуги, начиная с нескольких дюжин кредиток, заканчивая ста пятьюдесятью. И теперь все шестнадцать пачек лежали в аккуратном ряду на ее постели.

Конечно же, Сю согласилась шпионить на всех.

Выяснилось, что, работая на Джаббу Хатта, можно заработать больше денег, чем она ожидала… и все из нелегальных источников. В таком случае она заработает на то, чтобы улететь с планеты всего за пару недель. Она уселась на низкий стул, не обращая внимания на липкие пятна на полу и грязное белье, и стала ждать следующего посетителя.

Он пришел всего лишь А группа продолжала играть через пару секунд.

– Войдите! – крикнула она.

Зашел гуманоид-тви'лекк, – один из головных хвостов которого был обвит вокруг шеи. Она видела его ранее, в тронном зале Джаббы, он стоял возле Джаббы и что-то постоянно шептал ему. Она занервничала. Бесспорно, это был наиболее влиятельный посетитель на данный момент. Он окинул взглядом кровать с лежащими па ней стопками кредиток, затем перевел взгляд на нее и улыбнулся. И это не было приятной улыбкой, подумала Сю, чувствуя легкую дрожь.

– А у тебя было много дел этой ночью, – сказал он. – Шестнадцать посетителей на данный момент. Я думаю, ты можешь ожидать еще двух, а может А группа продолжала играть, трех сейчас и еще несколько на следующей неделе.

– Ну, я собиралась сказать Джаббе об этом наутро, – начала оправдываться Сю.

– Нет необходимости, дорогуша, – он подошел ближе. – Я Биб Фортуна, и одна из моих обязанностей – руководство службой безопасности Джаббы. Я хочу, чтобы ты соглашалась на все предложения, которые тебе дают. Потом информируй меня, когда с ними связываешься. Я буду давать тебе знать, какие новости им передавать.

Он отстегнул небольшой кошелек с пояса и протянул ей.

– Джабба платит гораздо больше, чем эти третьесортные ничтожества, вроде этих… это ты поймешь.

– Спасибо, – выдавила Сю, не веря своей удаче.

– – Не надо обдумывать это, моя А группа продолжала играть дорогая. Он обвел взглядом комнату, понюхал воздух и добавил: – Домработники располагаются на третьем уровне в комнате 212. Я предлагаю хорошенько вычистить комнату, прежде чем провести в ней ночь.

Как группа превратилась в дуэт Тронный зал Джаббы был забит доверху. За те месяцы, что они играли, ничего не изменилось в лучшую сторону. Ранкора также кормили, и это всегда радовало Джаббу, Сю причитала по поводу того, что у нее могло бы быть и что ее живот выворачивался наизнанку. Дроиды как раз преподнесли Максу пару небольших аппетитных пирожков, спасибо шеф-повару Порселлусу.

– Оооо-уа-уа, – голосила Сю. – Моя моооо-лодость прошла!

Макс А группа продолжала играть поднял напряжение на усилителе и перешел на режим быстрого соло. Ничего, кроме виртуозной работы пальцев, так не поднимает аппетит, самодовольно думал он..

Внезапно где-то рядом раздался выстрел из бластера, и он плавно выключил музыку. Что же происходит? Джабба не любит, когда доносятся выстрелы из бластеров. Ночью кого-то точно скормят ранкору.

Появился потрепанного вида охотник за головами, тянущий за собой связанного вуки, и потребовал за добычу награду.

Джабба рассмеялся, все его тело от этого затряслось, – Наконец-то у нас есть и могучий Чубак-ка, – перевел за ним не сразу найденный робот-секретарь. – Прославленный Джабба приветствует тебя в своем А группа продолжала играть дворце и с удовольствием заплатит награду в двадцать пять тысяч кредиток.

– Ю ту ю ту, – заявил охотник, что означало, что он хочет пятьдесят тысяч, не меньше.

Джабба со злости толкнул дроида и зарычал: – Могучий Джабба хочет знать, почему он должен платить тебе пятьдесят тысяч? – продолжил дроид, поднявшись с пола.

– Эй ю ту, – – парировал охотник, показывая серебристую сферу, и всем присутствующим еще до перевода стало понятно, что свое требование он подкрепляет термическим детонатором.

Одним пальцем он нажал на кнопку сверху, и детонатор активировался.

Макс знал, что если он отпустит ее, то детонатор взорвется и разнесет весь тронный зал, убив А группа продолжала играть тех, кто в нем находится. Он закрыл руками лицо. Этого было достаточно, чтобы съеденный суп запросился наружу!

– Этот охотник – – с нашей помойки. Бесстрашный и изобретательный, – изрек Джабба, после того как изрядно посмеялся.

Макс открыл лицо.

Робот-секретарь перевел предложение в тридцать пять тысяч и пожелание больше не подстегивать удачу.

– Ю ту джа, – уступил охотник.

– Он согласен! – – радостно крикнул дроид. Когда гаморреанцы увели вуки, Сю сказала: – Начинай играть!

Макс заиграл двухударный ввод, затем начал «Галактический Танцевальный Удар». Песня имела ритм, и ее было легко играть, и Макс знал точно, что не испортит ее, так как его руки дрожали. Термодетонатор! По крайней мере, он А группа продолжала играть не взорвался. Да, надо увеличить размер ужина, чтобы успокоить нервы.

Джабба хотел, чтобы они играли следующие несколько часов. Что-то должно было произойти – что-то значительное, но Сю была слишком занята пением, чтобы разузнать, что это такое, хотя и слушала внимательно.

Когда Макс вырубил свой орган на вечер, Сю спустилась вниз и пошла к своей комнате. Биб Фортуна поймал ее за руку.

– Нет, – обратился он ко всем им. – Не расходитесь пока что.

– Я не понимаю, – удивилась Сю. – Время ужина.

– Джабба запланировал вечеринку на позднюю ночь.

– – А что с ужином? – поинтересовался Макс. – Это положено по контракту!

– Иди за А группа продолжала играть ним, если хочешь, но принеси и ешь здесь. Этой ночью вы ночуете в тронном зале. Приказ Джаббы.

– Конечно. – Сю нервно сглотнула. – Если этого желает Джабба.

Макс обернулся к Друпи: – Пойдем возьмем наш ужин. Заберем и вернемся.

– Заберем и вернемся, – эхом повторил ки-тонак.

– И мне принесите тоже, – попросила Сю. – И в этот раз смотри – – не съешь его по дороге, Макс!

Несколько позже тем же вечером Макс лежал за декоративной занавеской, отгораживающей тронный зал от небольшого уголка, где висел закатанный в карбонит контрабандист, и внимательно прислушивался. Он услышал резкий металлический лязг; затем мягкие шаги кого-то, кто довольно глупо позволил А группа продолжала играть себе прокрасться в тронный зал. Затем последовал глухой удар. Он увидел, как напрягся Джабба, а затем подполз ближе, чтобы выглянуть сквозь небольшую дыру в занавеске.

Внезапно Джабба начал смеяться. Те, кто был ближе всего к нему, тоже рассмеялись. Когда занавеска отъехала в сторону, смеялись уже все, так что и Макс присоединился. И наконец он увидел, что же было столь смешным.

Тот охотник за головами, что грозил термальным детонатором Джаббе, освободил того контрабандиста из карбонита! А под маской охотник оказался красивой женщиной. Ее лицо показалось Максу знакомым. Не принцесса Лейя Органа с Алдераана ли это? Но Алдераан уничтожили уже как несколько А группа продолжала играть лет назад. Разве там не умерла вся королевская семья?

– Вот мы и встретились вновь, Соло, – сказал Джабба. – И что ты скажешь в свое оправдание?

– Эй, Джабба, – проговорил контрабандист, яростно моргая и потирая руками глаза. – Слушай, я как раз собирался тебе заплатить, просто меня немного отвлекли. Это не моя вина.

– Слишком поздно, Соло. Может, ты и был самым лучшим контрабандистом на всех Внешних территориях, но сейчас ты – дерьмо банты.

Все вокруг засмеялись, так что и Макс засмеялся. Не следовало отделяться от коллектива. Шутки про еду всегда смешные.

– Да послушай ты…

– Уведите его.

– Джабба… я заплачу тебе втрое. Не дури! Стражи подхватили А группа продолжала играть контрабандиста под руки и утащили его.

– А теперь, – распорядился Джабба. – Приведите ее ко мне.

Он имел в виду принцессу. Два гаморреан-ских стража взяли Лейю за руки и подвели ее к трону.

– У нас есть могущественные друзья, – сказала она, когда ее подтолкнули на возвышение Джаббы. – Ты будешь горько раскаиваться…

– Это точно. Я уверен, – Джабба приблизил губы к ней и высунул язык; Макс подивился – а не собирается ли он ее съесть?

– Играйте, – скомандовал Джабба.

Макс бросил кружку и встал за орган. Группа заиграла «Оду Радиоактивным Руинам»; две де-пушки-танцовщицы сорвали с Лейи одежду и выдали ей легкий золотистый наряд А группа продолжала играть. Макс обнаружил, что без этой своей брони она была очень костлява, явно от плохого питания. Он решил позаботиться о том, чтобы обеспечить ее дополнительной едой, раскормить ее как следует.

Вечеринка окончилось спустя много часов. Когда она окончательно утихла, все лежали на полу и попросту дремали.

У Макса все еще оставалось несколько 'пирогов из диких ягод, припрятанных за органом. Он вытащил один и подошел к помосту Джаббы. Он сел рядом с принцессой Лейей, которая посмотрела на него несчастным взором.

– На тот случай, если ты проголодалась, – тихо сказал он.

– Спасибо, – шепнула она.

Он улыбнулся, вежливо кивнул и направился в А группа продолжала играть свою комнату.

Когда Макс узнал, что Джабба планирует поездку по Дюнному морю, он скомандовал дрои-дам перенести инструменты группы на парусную баржу и установить их на нижней палубе. День был красивый, безоблачный, все двери и ворота были открыты, сквозь них дул теплый ветерок. Сквозь них открывался прекрасный вид наружу. Ничто, кроме поездки, так не поднимает аппетит, радовался Макс. Сю, как всегда, показалась поздно. По крайней мере она уже была одета и готова к работе, так этот вопрос уже и не имел значения. Макс настроил орган, когда Сю делала упражнения вокальной разминки, так что они уже были готовы играть А группа продолжала играть. Больше делать нечего, только ждать, пока соберется толпа.

Дроиды с огромными подносами еды и выпивки уже ходили в готовности по палубе, Макс сгреб у проходящего мимо Г4 полную руку орешков шука, затем взял кубок чаргарианского эля у Р2 и спрятал все это под органом на потом.

Ближе к обеду гости стали подниматься на борт, Все они говорили о джедае, которого звали Люк-как-его-там. О том, которого Джабба поймал этим утром. Выяснилось, что джедая и его друзей кинут какому-то существу в пустыне.

Макс включил орган и стал играть приятную инструментальную песенку, которая называлась «Ода шеф-повару», которую он сам А группа продолжала играть написал, задействовав каждый оттенок звучания своей установки. Сегодня он ощущал себя в лучшей форме. Жизнь во дворце Джаббы была прекрасна.

Наконец сам Джабба загрузился на борт, паря на помосте. Макс заметил, что помост имел репульсорный привод снизу. Так вот, значит, как Джабба передвигается. Это был первый раз, когда Макс видел хатта вне тронного зала.

И у Джаббы все еще была принцесса.

Джабба устроился на своем месте в обзорной рубке, Макс кивнул Сю и позволил ей объявить следующую песню. Когда баржа заработала и двинулась к Дюнному морю, веселье уже набирало обороты.

Час спустя баржа остановилась. Все притихли, и Макс дал А группа продолжала играть песне сойти на нет незавершенной. Все створки на окнах открылись, и помост Джаббы выехал вперед.

– Жертвы всемогущего сарлакка! – возвестил золотистый протокольный дроид через систему внешней связи. – Его великолепие надеется, что вы умрете с честью. Но если кто-то из вас хочет умолять о милости, Джабба Хатт готов выслушать ваши мольбы.

Макс потянулся, чтобы посмотреть на происходящее снаружи, но вокруг окон толпилось слишком много народу, так ему не удалось ничего увидеть. Из перешептываний вокруг него он составил для себя общее представление о том, что происходит. Оказалось, пленники не желают молить о пощаде, действуя на нервы Джаббе.

А Джабба только А группа продолжала играть смеялся. Все же пленники не могли ничего сделать. И Макс знал из своего долгого опыта, что Джабба не часто поддается мольбам и просьбам. Ему нравилось смотреть, как умирают, и он не демонстрировал ни капли милосердия.

Макс вытянулся насколько мог, чтобы увидеть, но усмотрел только мелькание.

– Бросайте его! – приказал Джабба.

Прошел шепоток со стороны окон, затем он внезапно перерос в крик тревоги и изумления. До Макса донеслись выстрелы из бластеров и жужжание, какого он прежде никогда не слышал, напоминающее электрическое гудение, но звучащее громче и мягче в моменты звуков блас-терных выстрелов.

Джабба зарычал от возмущения. Ставни на окнах закрылись, и большинство А группа продолжала играть гаморреанских стражей направились на верхнюю палубу. Что-то определенно пошло не так. Макс посмотрел на Сю.

– А что делать нам?

– Ничего! – – ответила та. – Это не наша проблема. Мы просто музыкальная группа.

– Но…

– Ты что, хочешь неприятностей от Джаббы? – – воскликнула она.

Макс огляделся и в итоге обнаружил Джаббу на другом конце рубки.

– Нет, нет, нееет! – орал он, размахивая тоненькими ручками; никто, казалось, не обращает на него внимания.

Внезапно принцесса Лейя перешла в наступление. Она разбила управление парящей баржи своими оковами. Свет погас, неясная темнота окутала пассажирское помещение. Макс поморгал, и его глаза адаптировались к тьме. Он увидел, как А группа продолжала играть принцесса Лейя обвила свои цепи вокруг шеи Джаббы и потянула на себя изо всех своих силенок, упираясь ногами в массивную спину хатта. Он обернулся по сторонам. Она не должна этого делать. Где же стража? Он сделал попытку подойти к Джаббе, гадая, может ли он помочь, но Сю схватила его за руку.

– Она же убивает его! – крикнул он.

– Позволь ей, – тихо сказала Сю. – У нас контракт с Джаббой. Если он умрет, мы свободны.

– Но это убийство!

– В любом случае он обречен. Слишком многие хотят достать его.

Макс почувствовал терзания внутри. Его первый босс. Его первый контракт. И еда пожизненно. Как он может А группа продолжала играть бросить все это без защиты?

Тут Джабба подался вперед, его язык высунулся из пасти. Глаза у него были плоскими и остекленевшими. Мертв. Слишком много времени заняло решение. Он ждал слишком долго.

Но, может, им удастся устроиться на работу у принцессы Лейи? Она ведь все же была принцессой. Даже если она плохо кушает, она может хорошо платить – его нужды были скромными. Всего лишь еда семь раз в день и закуска, это делает его счастливым.

– Принцесса, – позвал он. – Можем ли мы как-то помочь?

Она держала оковы перед одним из дроидов – маленьким Р2, который разносил напитки. Дроид с легкостью прорезал А группа продолжала играть цепи.

– Уходим отсюда, – сказала она.

– Неплохая идея, – сказала Сю ему в ухо.

– А что с нашим оборудованием? – заволновался Макс.

– Мы всегда сможем вернуться, чтобы забрать его.

Сю подбежала к стене кабины, той, которая глядела в противоположную от сарлакка сторону, и открыла ставень.

Снаружи Макс увидел одно из гигантских рулевых крыльев.

– Давай, Друпи, – позвала Сю. – Время уходить!

Друпи последовал за ней. Макс подумал секунду, глядя на орган, затем тоже последовал. Звуки сражения все еще доносились сверху. Он не хотел оказаться посреди какого-нибудь сражения, особенно если кто-то попытается ворваться сюда, чтобы добраться до Джаббы.

Сильный взрыв сотряс баржу А группа продолжала играть. Сю чуть не вывалилась из окна, когда баржа осела. Выстрелы из бластеров вновь донеслись с верхней палубы.

– Быстро! – крикнула Сю. – Прыгаем!

– Ты спятила? – удивился Макс. Друпи прыгнул не медля ни секунды.

– Давай же, Макс, – торопилась Сю. – Тут не высоко, и можно соскользнуть большую части вниз по крылу. Внизу песок. Он смягчит падение.

Обернувшись еще раз, она прыгнула.

Макс приподнял ставень и глянул вниз. Путь казался на редкость долгим. Он задумался. Друпи помог Сю встать. Они с виду были целыми.

– Прыгай давай! – закричала Сю. – Макс! Прыгай!

Что-то рвануло сзади, и взрывная волна толкнула его в спину. Он вывалился из А группа продолжала играть амбразуры, перелетел через Сю и Друпи и упал плашмя на песок.

От удара он не мог пошевелиться. Руки и лицо застряли, звеняший звук наполнял уши. Он отдаленно ощущал, как кто-то поднимает его и оттаскивает от баржи, которая вроде как горела. Он поднял голову как раз вовремя, чтобы увидеть, как баржа взрывается огромным оранжевым огненным шаром.

Столько всего для. первой работы, думал он. Столько на долю их инструментов. Столько на его великий контракт.

– Куда мы идем? – – умудрился спросить он. Он глянул вверх на Сю. У нее был маленький комлинк.

– У нас новая работа, – ответила она. – Работа на госпожу Валариан.

– Нет, – сказал А группа продолжала играть Друпи.

– Что? – удивилась Сю. – На те деньги, что она платит, мы можем приобрести новые инструменты.

– Я иду в пустыню, – медленно произнес Друпи. – Там братья.

– Ты имеешь в виду, китонаки? – – спросил Макс.

– Да, – сказал Друпи. – Я их слышу. Макс напряг слух так сильно, как только мог, и когда исчез звон в ушах, он услышал отдаленный вой, какой китонаки производят своими носами. И как тут, на Татуине, могут быть китонаки?

– Может это просто ветер, – предположил он. – Это не может быть звуками китонаков. Что они тут делают-то?

– Живут, – ответил Друпи.

Он поднял Макса на ноги, повернулся и пошел А группа продолжала играть прочь через дюны без единого слова.

– Итак, – пришла в себя Сю. – Теперь мы Дуэт.

– «Дуэт Макса Ребо», – Макс улыбнулся. – Хорошее название.

– На этот раз все будет по-другому. Я буду договариваться о контрактах.

– Хорошо. Только чтобы было изобилие еды.

– Или изобилие денег, чтобы покупать еду. – Согласен! – Они ударили по рукам. – Партнеры?

– Партнеры, – согласилась она.

Затем она активировала комлинк.

– Мы нужны госпоже Валариан, – сказала она. – Пришлите за нами машину. Как это за кем? За мной и моим напарником, разумеется.

Затем она рассмеялась: – Этой ночью? Конечно, это очень быстро, но если вы достанете нам инструменты – мы готовы.

– И еду, – добавил Макс. – Не А группа продолжала играть забудь про еду.

– И еду, – добавила она. – Нам нужно огромное количество еды.

Спасибо, что скачали книгу в бесплатной электронной библиотеке Royallib.ru

Оставить отзыв о книге

Все книги автора


documentbbzfzzt.html
documentbbzghkb.html
documentbbzgouj.html
documentbbzgwer.html
documentbbzhdoz.html
Документ А группа продолжала играть